Предприятия группы Метинвест Feedback

Центральный горно-обогатительный комбинат
Results
 

Игорь Сырый об изменениях в стратегии Метинвеста: "Мы намерены использовать весь объем добываемого нами сырья"

4 Февраля 2011 // "Коммерсантъ-Украина"

"Метинвест" утвердил новую инвестпрограмму, объявив об увеличении вложений в нынешнем году в 2,4 раза, до $1,18 млрд. О том, что подразумевает стратегия и на что будут потрачены эти средства, генеральный директор группы Игорь Сырый рассказал корреспонденту "КоммерсантЪ-Украина" Олегу Гавришу.

– Расскажите об изменениях в стратегии "Метинвеста".

– Мы посвятили прошлый год фундаментальному анализу ситуации в отрасли, и уже в конце ноября состоялось первое согласование наших стратегических целей и приоритетов. Не секрет, что благодаря вертикальной интеграции у нас сильные позиции в сырьевом сегменте и, хотя ближайшие перспективы на рынке стали не слишком благоприятны, что подтвердил экономический форум в Давосе, без инвестиций отрасль попросту не выживет. Поэтому мы пересмотрели наши приоритеты и внесли коррективы в стратегию развития группы до 2020 года.

– Что конкретно предусматривает стратегия?

– Мы основываем нашу стратегию на вертикальной интеграции и повышении эффективности производства стали. Нашей долгосрочной целью является укрепление вертикальной интеграции для переработки максимального доступного объема железорудного сырья в сталь эффективным способом. Для этого мы готовы инвестировать в ближайшие 5 лет около $6 млрд.

Мы также укрепим позиции на наших стратегических рынках – в Украине и странах СНГ, Европе, на Ближнем Востоке и в Северной Африке – и сможем усилить наше присутствие в этих регионах. Оно будет расти за счет диверсификации портфеля продуктов, снижения доли продукции с низкой степенью переработки до 10% в пользу таких видов, как горячекатаный и холоднокатаный рулон, рулон с покрытием, лист и крупный сортовой прокат, а также четкой сегментации потребителей и развития долгосрочных взаимовыгодных отношений с ключевыми клиентами.

– Металлургия сегодня имеет существенно меньшую рентабельность, чем добыча руды. Почему бы вам не сосредоточиться на сырьевом бизнесе?

– Образно говоря, производители стали сегодня зажаты, как между молотом и наковальней. С одной стороны – сырьевые компании с высокой степенью консолидации: три компании контролируют 70% мирового рынка железорудного сырья. С другой – потребители с сильными переговорными позициями. Поэтому маржа при производстве стали страдает. Однако сталь с точки зрения потребительских свойств – это базовый продукт, и, пока достойной альтернативы ему нет, он будет пользоваться спросом во всех отраслях. Хотя при сегодняшней марже производителей отрасль не сможет эффективно развиваться.

Я думаю, что процессы консолидации в стальной отрасли пойдут быстрее, и на фоне увеличивающегося предложения сырья это восстановит нормальное распределение маржи в цепочке создания стоимости. Соответственно, для металлургической компании стратегически важно формировать условия устойчивого развития. Для нас таким условием является вертикальная интеграция. В долгосрочной перспективе наша цель – выйти на уровень 25 млн т стали в год. Это примерно пятое место в мире.

– Откуда эти цифры?

– В перспективе мы намерены использовать весь объем добываемого нами сырья самостоятельно. Мы будем расширять наши мощности по стали и за счет М&А, и за счет органического роста. "Метинвест" сегодня производит около 35 млн т железорудного сырья, и по руде мы пока не планируем серьезных изменений, потому что сегодня у нас оптимальная конфигурация мощностей. Потенциал для увеличения объемов есть, но на данном этапе это неактуально. Мы сфокусируем наши усилия и инвестиции на повышении качества сырья. Сейчас идет доработка технологической стратегии, определяются технологическая конфигурация доменных печей, производительность и требования к входящему сырью, повышается качество конечной продукции.

– О каких технологиях идет речь?

– В первую очередь мы планируем внедрить на всех металлургических активах технологию пылеугольного вдувания. Наша потребность в качественном коксующемся угле в перспективе вырастет до 13 млн т, в коксе – до 8 млн т. В шихте для производства кокса нужно будет увеличивать удельный вес хорошего коксующегося угля, которого в Украине, к сожалению, недостаточно. Дополнительные объемы можно ввезти из-за рубежа и, естественно, с шахт нашей американской компании. Уже утверждены проекты по наращиванию мощностей на шахтах Affinity и Roaring Creek, и мы планируем увеличивать поставки. Для того чтобы делать хороший кокс, условно нужно не меньше 80% высококачественного коксующегося угля, 20% можно шихтовать тем, что у нас есть сегодня. Это позволит существенно снизить объемы потребления кокса.

– Украинский металл исторически имеет относительно низкую себестоимость. Как долго отечественные предприятия смогут сохранять это преимущество?

– На глобальной кривой себестоимости производства стали мы сегодня находимся в первой четверти и полагаем, что в Украине будет выгодно производить сырую сталь в долгосрочной перспективе. Для того чтобы удерживать эти позиции, отрасли необходимы кардинальные изменения, устранение всех неэффективных технологий. Украинская металлургия – и мы не исключение – в среднем на четверть отстает по энергоэффективности и эффективности труда даже от усредненных показателей ведущих компаний региона, а от топ-производителей – практически в два раза.

– Вы говорите о капиталовложениях в энергоэффективность? А насколько они в принципе могут быть результативны?

– По предварительным оценкам, эффект от запланированных проектов по энергоэффективности исчисляется на уровне $1 млрд в год. Это консервативная оценка.

– Какой прогноз распределения собственного и привлеченного капитала заложен в стратегии?

– Даже с учетом очень консервативного прогноза относительно цен мы планируем осуществлять все инвестиции из собственных средств. Естественно, с потенциалом дивидендов. Возможно, будут точечные привлечения для оптимизации кредитного портфеля, но, скорее всего, мы по-прежнему будем придерживаться консервативного подхода в отношении привлечения средств и сохраним существующие показатели долговой нагрузки. В то же время мы завершаем разработку стратегии финансирования и не исключаем возможности публичного размещения в будущем.

– Охарактеризуйте потенциал внутреннего рынка в ближайшие десять лет.

– Если смотреть по удельному потреблению металла на душу населения, то мы видим возможности для двукратного роста. Здесь у нас есть потенциал развития по отдельным сегментам. Скорее всего, в Украину придут современные технологии строительства с новыми стандартами, возрастут требования к качеству продуктов, характеристикам прочности. Рано или поздно это произойдет, что существенно увеличит емкость рынка. Например, очень интересный продукт – рулонная сталь с покрытием. Объемы тут не очень большие и сегмент узкий, но перспективный.

– Предполагает ли стратегия "Метинвеста" проекты M&A или Greenfield?

– Мы рассматриваем возможность наращивания мощностей по стали, в том числе путем строительства нового завода. Планируем продолжить нашу стратегию проникновения на целевые рынки с расширением прокатных мощностей. Можно либо покупать, либо строить там прокатные мощности, особенно если столкнемся с тарифными и законодательными ограничениями на ввоз готовой продукции из Украины.

– Расскажите о мировых тенденциях в сталелитейной отрасли. Чего ожидают металлурги в ближайшие годы?

– По мнению аналитиков, мировой спрос на сталь в ближайшие несколько лет будет увеличиваться в среднем на 5-6% в год в основном за счет его роста в развивающихся странах под влиянием процессов индустриализации и урбанизации. Загрузка мощностей по производству стали в мире все еще находится на низком уровне, однако будет постепенно расти и в среднесрочной перспективе достигнет 80%. Скорее всего, цены на сталь в течение ближайших лет будут определяться в основном уровнем затрат вследствие высокой стоимости сырья, включая железную руду и коксующийся уголь. Однако возможно изменение баланса рынков сырья и снижение цен на него из-за увеличения предложения, что, вероятно, снизит влияние фактора себестоимости в формировании рыночных цен на сталь в пользу баланса спроса и предложения.

Вполне очевидно, что в ближайшие несколько лет производители стали столкнутся с повышенной волатильностью цен по причине развития краткосрочного ценообразования на рынках железной руды и угля и будут вынуждены переходить на краткосрочные методы формирования цен в отношениях со своими потребителями. При этом, как я предполагаю, ожидается активное развитие финансовых инструментов для хеджирования ценовых рисков. Судя по всему, маржа в цепочке создания стоимости производства стали еще несколько лет будет принадлежать сырью, но в среднесрочной перспективе ожидается постепенное перераспределение маржи в пользу металлургов по мере запуска новых проектов и снижения цен на сырье, а также увеличения загрузки мощностей по производству стали в мире.